На главную сайта На главную форума
Меню сайта

Категории раздела
Ночи Кабирии [5]
Джан [5]
Метафизичная история в духе японских классиков
Бедная Лиза [1]

Мини-чат

Наш опрос
Лучший, на ваш взгляд, спектакль Сигаловой
Всего ответов: 15

Главная » Статьи » Критика и отзывы » Джан

Алла Сигалова станцевала верблюда

На сцене филиала Театра имени Пушкина его художественный управляющий Роман Козак поставил спектакль по повести Андрея Платонова "Джан". На премьере побывала МАРИНА ШИМАДИНА.
Решение Романа Козака делать инсценировку повести "Джан" – отчаянное и заблаговременно обреченное дерзание. Платоновская проза – из числа тех трудноусваиваемых текстов, которые нереально принимать на слух. Но Роман Козак не стал мучить зрителя темным платоновским слогом. Театру литературному он предпочел театр пластический, слову – тело. При этом тело чрезвычайно конкретное – его супруги, актрисы и хореографа Аллы Сигаловой. На две трети спектакль состоит из ее пластических номеров–дуэтов с юным актером Александром Матросовым, который играет главенствующего героя Назара Чагатаева.
В инсценировке данной эпической, на самом деле, повести (речь идет о судьбе целого народа, скитающегося по пустыне в поисках счастья) заняты всего три человека. Илья Барабанов играет люд Джан в одном лице, а Алла Сигалова представляет возлюбленных дам Назара и все другие живые существа, которые встречаются ему на пути. Она играет робкую нескладную супругу Веру и ее дочь резвушку Ксению, превращенную в спектакле в девченку на шаре; старенькую скрюченную мама Чагатаева Гюльчатай; плотоядную безжалостную птицу, с которой бьется умирающий от голода Назар; верблюда, напоившего героя собственной кровью, и верблюжью колючку перекати-поле, ставшую ему первой попутчицей в длительных скитаниях по пустыне. Так как все живое, природное, даже верблюд, в спектакле оказывается дамского рода, то вся постановка преобразуется в один бесконечный диалог меж мужчиной и дамой. Но хореография Аллы Сигаловой, призванная проиллюстрировать все вероятные варианты и цвета отношений меж полами – от нежности и страсти до вражды и ненависти, для данной цели очень монотонна. Вскинутые в экстазе руки, судорожно растопыренные пальцы, экзальтированные объятия и требующие физической выносливости гимнастические упражнения – и все это идиентично яростно и экспрессивно.
Вообщем, Роман Козак в собственных интервью перед премьерой высказывался в том смысле, что для него основное в платоновской прозе – это ее энергетика, уплотненная и густая, как кипящее масло. И этот накал, эту завышенную температуру текста Алла Сигалова как раз отлично выразила. Беда в том, что это взвинченное, напряженное состояние не передалось залу. Ну с чего же зритель будет сопереживать человеку, изо всех сил топающему в сцену и махающему, как мельница, руками, когда он не в курсе, что это за тип и что вызвало в нем такое последнее воодушевление? А режиссер не дает публике способности выяснить о этом. От платоновского сюжета в спектакле остались рожки да ножки. И человек, не перечитавший перед походом в театр "Джан", рискует остаться в полном неведении, о чем там, фактически, шла речь.
Оставалась надежда, что утраты в тексте будут компенсированы чисто театральными средствами. Но нет. Постановщикам не хватило фантазии, чтоб придумать емким платоновским образам конгениальную визуальную подмену. Однофамилец писателя живописец Виктор Платонов застелил подмостки восточными коврами, под которыми были спрятаны красные маки, нежданно появившиеся на сцене, когда Назар пришел в хивинский оазис. Это был броский образ номер один. Над сценой висела крупная круглая тарелка, которая то поднималась, то опускалась на тросах. Герои то забирались в нее и раскачивались, как на качелях, то отцепляли и катали по сцене. Но только один единственный раз эта штука "сыграла" внушительно – когда Назар поднял ее над головой, как титан, поддерживающий Землю. Это был броский образ номер два. И это все, не считая Аллы Сигаловой, которая, на самом деле, является и соавтором, и основным героем, и главным выразительным средством спектакля. Но у нее в данной постановке, как уже говорилось выше, своя, дальная от платоновской история.
Вымирающий люд, ради спасения которого Назар Чагатаев и отправился в пустыню, стал в спектакле персонажем практически эпизодическим. А о том, что в финале воспрянувшие люди опосля длительных скитаний возвратились на историческую родину и начали поновой строить свою жизнь, режиссер даже не упоминает. Ведь приход социализма в отстающие районы Азии не станцуешь.
Категория: Джан | Добавил: Carole (17.02.2010)
Просмотров: 766 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск


Rambler's Top100Сайт Нины Бенуа
Copyright MyCorp © 2020
Форум об Алле Сигаловой