На главную сайта На главную форума
Меню сайта

Категории раздела
Ночи Кабирии [5]
Джан [5]
Метафизичная история в духе японских классиков
Бедная Лиза [1]

Мини-чат

Наш опрос
Лучший, на ваш взгляд, спектакль Сигаловой
Всего ответов: 15

Главная » Статьи » Критика и отзывы » Джан

Котлован

Реклама – движок торговли и прогресса, где угодно, лишь не в театре. Худрук "Пушки" Роман Козак в ближайшее время ведет активную светскую жизнь и пиарит свои работы задолго до выхода, но итог выходит обратный разыскиваемому. Чем щедрее посулы, тем горше разочарование. В вечер премьеры Москву заметало снегом, как Сары-Камыш песком, тем не наименее плотность именитых гостей на единицу театральной площади просто зашкаливала. А ведь в зале пушкинского филиала помещается самая малость зрителей, – можно ощутить себя частичкой народа "джан"... В то же время я издавна не слышала таковых скупо-вежливых аплодисментов в финале и издавна не лицезрела настолько рассеянных лиц в очереди за шубами...
До того как выпустить "Джан", о нем много и тщательно ведали. "Перед нами кипящее варево человечьих страстей. И это дозволяет сделать кипящий театр. Театр для людей, которые не боятся беспокоиться". Конец цитаты. Режиссер Роман Козак.
"Текст Платонова лучше говорить зрительными средствами... Необходимо придумать некоторый язык, которым можно передать этот текст". Кто произнес? Алла Сигалова, хореограф-постановщик и по совместительству жена Козака.
Заявка чрезвычайно суровая. Отыскать конгениальное сценическое воплощение платоновской прозы, – означает сотворить волшебство. А так как чудес не бывает, ничего не вышло. Другими словами нужно воздать подабающее Козаку – он, как постоянно, избрал неожиданный материал. Нужно отметить сценографа Виктора Платонова: ежели восточные ковры на полу, мечта русских обывателей – изобретение небогатое, то про их (и про обывателей, и про ковры) забываешь, когда над героем нависает большая чаша солнца, покачиваясь, как будто ее колышет раскаленный воздух пустыни. Свет и тьма, день и ночь сменяются одномоментно, так что действительность неотличима от бредового сновидения. Светлая струя из крана – это песок. Вообщем все, что упадает на землю, к чему с жадностью тянутся рты и руки, – песок, песок, песок... Несколько разноцветных платков и бумажные маки, шуршащие на ветру, рисуют оазис хивинского рынка...
Небольшой люд, на языке которого "джан" значит "душа", и который сам отдал для себя это имя – за отсутствием другого, затерян кое-где в дельте Амударьи и тихо вымирает наедине сам с собой, никого не беспокоя. Русская власть, справедливая и всевидящая, как Господь Бог, не может этого допустить. Она командирует в пустыню выпускника Столичного экономического института Назара Чагатаева, для которого "джан" – родной люд. Ежели можно считать родными тех, кто когда-то выбросил тебя в мир, как щенка... Назар, подобно Моисею, водит изможденных людей по пескам, чтоб они закончили умирать и начали жить, запамятовали горе и приготовились к счастью, а счастье – это социализм. Укрепление тела обещает новейшую силу души. Вытравить из людей рабство – означает, одолеть погибель и обеспечить жизнь нескончаемую тут и на данный момент, прямо на земле. Назар Чагатаев – один из основных пророков религии Андрея Платонова. И вся эта практически библейская история положена на странную эротическую подкладку никак не пуританского толка.
Назара играет юный актер Александр Матросов. Мудрость народа "джан" в лице старика Сафьяна и сразу подлый уполномоченный райисполкома Нур-Мухаммед – Илья Барабанов. Все другое – Алла Сигалова. Нещадно трудясь небольшим телом, она изображает (в порядке очередности): беременную Веру; ее дочь, девченку на шаре Ксению; кустик "перекати-поля", который отталкивается от песка сухими корнями; умирающего верблюда с печальным взглядом; скрученную в три смерти, мелко семенящую старуху-мать; доверчивую черепаху; хрупкую, но упрямую сироту Айдын; разъяренную орлицу, также туркменку Ханум, с которой Назар изменил собственной столичной любимой... Они все, в том числе кустики и животные, – носители дамского начала, потому Назар вытворяет с верблюдом нечто такое, что больше годилось бы для спектакля Романа Виктюка "Коза". Потом, вообщем, выясняется, что это был уже не верблюд, а явившаяся в сновидениях Ксения...
На протяжении 2-ух часов Сигалову мотают и терзают всеми мыслимыми методами. Ее непонятное красноватое платьице в одичавшем комплекте с темными чулками, волосы – то распущенные, то небережно стянутые, летают по сцене с неистовой скоростью. Мужчина и дама валяются, катаются, ползают, виснут друг на друге, падают в изнеможении и опять карабкаются наверх, рвут чужое тело руками и зубами и обожают чужое тело так, как будто убивают. Долгие бессловесные кусочки, целые номера посвящены имитации звериных страстей. При всем этом Сигалова строит самые различные гримасы, часто очень смелые для драматической актрисы, но при таком решении спектакля, возможно, допустимые.
Текста оставлен самый минимум, как как будто над повестью разыгралась песочная буря. Переждали, глянули – лишь редкие островки торчат... Я допускаю, что продвинутому юзеру пластических искусств и фанату Аллы Сигаловой "Джан" много говорит и без слов. Но не будучи ни вторым, ни тем паче первым, я честно прозевала весь спектакль. По-моему, он не только лишь не "кипящий", но откровенно и безнадежно кислый. Такое случается, когда у театрального компаса сбита настройка, и работающие совместно люди повязаны узами, куда наиболее сильными, ежели узы творчества.
К огорчению, мужья и супруги, а равно отцы и малыши в совместном порыве не сделали за крайние годы на столичной сцене ничего по-настоящему ценного. Всякая семейственность роет театру котлован – лишь не тот, из которого вырастет дом новейшей жизни... Если б родственники всех колен и степеней научились обожать друг друга бескорыстно и безвозмездно, другими словами даром, от этого выиграли бы и они сами, и публика, и искусство – в первую очередь. Словарик непонятных слов из спектакля "Джан":

Бахши – народные сказители, музыканты, певцы, поэты в Туркмении, Узбекистане, Каракалпакии. Создатели и хранители произведений народного эпоса дастанов. Аккомпанируют для себя в большей степени на дутаре.
Дутар (дутара) – среднеазиатский народный двухструнный инструмент с грифом.
Курганча – отдельное поселение, обнесенное глинобитной стенкой.
Хошары – публичные работы с целью ремонта оросительных каналов и путей. Обладатель должен подкармливать помощников, потому организация хошаров быть может наиболее дорогостоящим мероприятием, чем найм оплачиваемых рабочих.
Яшмак – платок молчания. Тонкое покрывало, которым замужние дамы закрывали лицо до глаз.
Категория: Джан | Добавил: Carole (17.02.2010)
Просмотров: 1156 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск


Rambler's Top100Сайт Нины Бенуа
Copyright MyCorp © 2020
Форум об Алле Сигаловой